Сегодня: Четверг, 25 мая 2017 г.
 

Сотрудница банка предстала перед судом за хищение денежных средств со счетов клиентов банка

Сотрудница банка предстала перед судом за хищение денежных средств со счетов клиентов банка
«Доходное место» - известная пьеса русского классика, драматурга Александра Островского. Один из персонажей восхваляет своего босса, чиновника, однако выражает опасение из-за того, что тот «в законе не совсем твёрд». Героиня нашего повествования и по части закона оказалась нетверда и по части порядочности - тоже. Место, где она служила много лет, стало для неё местом незаконного дохода, а люди, которые ей доверяли, - объектами её финансовых аппетитов.
 
История 1.
Дружба - дружбой, а...
 
С супругами П. наша героиня дружила давно. Гостевала у них частенько, праздники вместе отмечали и друг другу семейные секреты поверяли. Поверяли и верили, что дальше дверей дома эти секреты не выйдут. Словом, отношения были настолько накоротке, что, когда у супругов вышла надобность доверить свои деньги «подруге семьи», у них и тени сомнения не возникло.
А дело было так. Глава семейства П. решил купить машину. Для этой цели в июне 2012 г. он оформил потребительский кредит на сумму 250 000 рублей сроком на 5 лет. До мая 2013 г. он лично вносил ежемесячные платежи, причём несколько раз вносил взносы больше необходимых сумм, поэтому уменьшилась не только сумма кредита, но и сумма ежемесячного платежа. А в июне 2013-го он решил упростить задачу: передавать деньги Щ. Почему бы и нет? Человек «свой», а «свой» не обманет. Работает Щ. в банке, её не затруднит вносить его платежи по кредиту, а самому лишний раз не надо отлучаться с работы, стоять в очередях. Так и повелось. Супруги передали все кредитные документы Щ., а вместе с ними - «незаписное» право осуществлять вместо них «погашение» кредита. Муж и жена были спокойны: всё идёт своим чередом. Мало того, они надеялись, что кредит будет погашен намного раньше установленного срока, ведь они передавали деньги Щ. в гораздо больших суммах, чем составлял ежемесячный платеж. Ах, каким обманчивым для них было это спокойствие!
Щ. установила свои правила игры.
 
Из показаний Щ.:
«После того, как мы договорились, что я буду вносить платежи по кредиту П., я решила, что буду вносить на счет по кредиту только сумму основного платежа, а остаток забирать себе.»
Денежные средства в больших суммах не замедлили себя ждать. Ежемесячно супруги П. передавали своей посреднице «на доверии» от 5000 до 30000 рублей. Кстати, ни муж, ни жена П. не знали, сколько точно денег они передали Щ.! Ведь они были уверены, что все их деньги уходят по назначению! По их примерным подсчётам, выплата кредитной ссуды должна была закончиться в апреле 2015-го. Именно в это время жена П. спросила Щ. о сумме остатка кредита. Щ. заверила её, что придёт на работу и посмотрит. Она действительно «посмотрела», т.е. примерно сосчитала в уме, какой должен быть остаток по кредиту, если бы все досрочные платежи она вносила, а не забирала себе.
 
Из показаний Щ.:
«Когда именно и сколько денег я забирала себе, я никогда не записывала и не запоминала. Я позвонила П. и сказала ей примерный остаток по кредиту ее мужа... Вскоре П. передала мне деньги ее мужа в названной мной сумме, чтобы закрыть кредит полностью... Я внесла на счет необходимую сумму денег по кредиту, а разницу снова забрала себе и потратила её по своему усмотрению. Затем я позвонила П. и заверила ее, что кредит ее мужа закрыт полностью. При этом никаких документов либо квитанций ни ей, ни ее мужу не давала. Просто подтвердила закрытие кредита устно. П. мне поверила».
Да, они поверили и легко вздохнули: наконец-то! С той поры денежные поступления от П. в сторону Щ. прекратились. Тогда они и подумать не могли, что их доверчивость обернётся такой стороной.
Между тем на апрель 2015-го сумма остатка кредита П. составляла около 87000 рублей. А Щ. вплоть до ноября продолжала водить друзей за нос. Позже она признавалась следователю, что изначально знала, что деньги, которые она «отстёгивала» от «платёжек» П., вернуть не сможет. Объясняла это тем, что сама испытывала финансовые затруднения. Но для того, чтобы П. ни о чём не догадывались, она придумала план.
 
Из показаний Щ.:
«В мае 2015 года, когда подошел срок оплаты ежемесячного платежа, ...я ежемесячно стала вносить взносы по оплате данного кредита, тем самым возмещая причиненный П. материальный ущерб. При этом денежные средства я брала из похищенных мной же денежных средств со счетов клиентов банка.»
 
Таким образом, до ноября 2015-го она внесла чужих денег в счёт погашения кредита П. 20 225 рублей.
Увы! Супруги П. оказались не первыми и не последними в длинном списке жертв Щ. Наш рассказ о потерпевших от махинаций ловкой сотрудницы банка будет продолжен. Но П. пока ни о чём не догадываются. Смс-сообщения о том, что у них есть задолженность по кредиту, они игнорируют. Ведь Щ. им объяснила, что волноваться не стоит, это всего лишь ошибка из-за сбоев банковской программной системы.
В ноябре 2015-го Щ. была уволена. Источник денежных поступлений со счетов клиентов банка был перекрыт, а своих денег у Щ., как оказалось, не было. Платежи по кредиту П. прекратились. И тут только П. узнали, что всё это время Щ. их дурачила…
 
Из показаний потерпевшего П.: «В декабре 2015 года ко мне приехал сотрудник Сбербанка из г. Вельска, который сказал, что у меня имеется задолженность по кредитной карте на сумму 80 000 рублей. Я ответил, что никакой кредитной карты у меня нет и не было. Мужчина взял с меня объяснение, после чего посоветовал обратиться в отделение банка в п. Октябрьский с заявлением о том, что я никакой кредитной карты не получал. На следующий день я пошел в отделение Сбербанка в п. Октябрьский. Там я узнал, что у меня имеется задолженность по кредиту - 66 707 рублей 46 копеек. Также мне подтвердили, что на мое имя оформлена кредитная карта.»
 
П. не сразу заявил иск в суд, надеясь, что Щ. возместит причинённый ему ущерб. Ведь она обещала! И даже дала расписку. Но... время шло, и имеющуюся задолженность по кредиту П. пришлось выплачивать самому.
 
Из обвинительного заключения: «Своими действиями Щ. совершила преступление, предусмотренное ст. 159 ч. 1 УК РФ - мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана».
Сумма хищения составила около 87 000 рублей. Это именно та сумма, которую присвоила себе Щ. из передаваемых ей денег П. для погашения кредита.
 
История 2.
«А ведь были лучшими подругами!»
 
Обманывать друзей, хороших соседей, добрых знакомых легче всего. Они доверяют, а если и задают вопросы, то усыпить их бдительность проще простого. Семья П. - пример таких «дружеских» отношений с Щ. Неизменно доброжелательная, участливая и отзывчивая, она производила на людей самое хорошее впечатление. Ну просто не женщина, а «именины сердца»! Муж, знакомые, коллеги по работе в один голос подтверждают, что Щ. обладает прямо-таки золотым характером: никогда не жалуется на трудности, всегда ровна, когда нужно - поможет. Щ. простая и сердечная, к ней тянутся. Ну а что говорить о людях, которые дружили с ней с детства! Так случилось и с О., которая не просто близко была знакома, а выросла с ней в одном посёлке, ходила в одну школу, училась в одном учебном заведении. Словом, подружки.
Летом 2014 г. О. взяла ипотечный кредит в банке для покупки квартиры в городе. Сама она живёт в одном из поселений Устьянского района. Покупка состоялась. Чтобы легче было погасить довольно крупную сумму ипотеки, О. решила сдавать квартиру в аренду. Квартиросъемщик регулярно переводил плату за аренду на её банковский счёт, она добавляла своих денег для ежемесячного платежа по кредиту. В обозначенное время необходимая сумма с её личного счёта списывалась на «кредитный» счёт. Часто О. пересылала деньги со своей сотрудницей, которая бывала в районном центре по делам службы чаще, чем сама О. Сотрудница передавала деньги Щ., а та уже осуществляла операции по вкладу на счёт О., то есть могла как положить деньги, так и снять их без присутствия подруги. Что, собственно, она и делала. Правда, между женщинами была договорённость: к сроку платежа по кредиту на счёте О. должна быть необходимая для этого сумма. Как потом выяснилось, Щ. действительно пользовалась деньгами О., но всегда старалась возвращать «заём», чтоб у О. не было задолженности. Конечно, как любой заёмщик, О. хотела погасить кредит как можно раньше. И в феврале 2015-го ей такая возможность представилась. О. сама приехала в банк, чтобы положить необходимую сумму для текущего платежа и внести досрочный платеж в сумме
50 000 рублей.
 
Из показаний Щ.:
«Так как мне требовались деньги, я решила забрать эти 50 000 рублей себе. Чтобы О. ни о чем не догадалась, я стала проводить действия якобы для зачисления на счет О.
50 000 рублей, но приходного кассового ордера не вывела, так как не проводила операцию по зачислению на счет этой суммы денег.»
Щ. всё сделала «честь по чести». Выдала О. бланк заявления о досрочном частичном погашении кредита, который та старательно заполнила. Получив от О. 50 000 рублей, Щ. в автоматизированной системе «Единый кредитный портфель» (АС «ЕКП») нашла кредитный договор от июля 2014 года, где вручную указала сумму 50 246 рублей, распечатала новый график платежей и вручила его О. Та ничего подозрительного не заметила. После ухода О. из банка Щ. выбросила её заявление, а сформированный график не сохранила.
Аналогичную операцию она провела в августе. Только тогда с деньгами в сумме 30 000 рублей в банк пришла коллега О. Щ. также нашла старый кредитный договор, в котором указала сумму 80 000 рублей, распечатала новый график платежей и передала его поверенной О. Проставив сумму 80 000 рублей, Щ. учитывала то, что сумма ежемесячного платежа ввиду досрочного частичного погашения кредита должна уменьшиться. Так как прежние 50 000 не были переведены на счёт О., то фактически сумма ежемесячных платежей оставалась прежней, тогда как в фиктивном графике была зафиксирована новая, уменьшенная, сумма. Поскольку прежний фиктивный график не был сохранён, а сумма платежа должна была уменьшиться с учётом «внесения» 30 000 рублей, то нужно было сделать так, чтобы в графике была проставлена эта новая сумма. Отсюда 80 000 рублей. Сотрудница не стала вникать в алгебраические тонкости графика, а просто взяла его и с чувством выполненного долга отбыла в своё поселение. О. тоже не придала значения проставленной сумме. И продолжала передавать деньги Щ. в счет оплаты ежемесячных платежей по кредиту, с учетом новой, указанной в графике, суммы платежа.
В ноябре, как уже говорилось, Щ. была уволена. Поэтому в декабре, когда О. приехала в банк, чтобы вновь внести досрочный платёж, её обслуживала уже другая сотрудница банка. Только тут О. узнала, что Щ. просто прикарманила её деньги.
 
Из показаний потерпевшей О.:«В этот же день сотрудница банка предоставила мне выписку по счету, в которой было указано всё движение денежных средств, к которому «привязан» кредит: деньги для досрочного платежа кредита не поступали и не были списаны. Кроме того, ежемесячный платеж списывался со счета в той же сумме, как при оформлении кредита.»
Конечно, О. позвонила Щ., чтоб разобраться в ситуации. Щ. не стала отпираться и созналась, что деньги, которые передала ей О., она, фактически украла. Также Щ. пообещала, что вернёт О. всё до копейки. И О. ей поверила. Да и как не поверить, ведь они были подругами с детства!
Однако похищенные таким образом деньги Щ. так и не смогла вернуть подруге. В связи с этим О. заявила гражданский иск в суд.
 
Из обвинительного заключения:«Своими действиями Щ. совершила преступление, предусмотренное ст. 159 ч. 1 УК РФ - мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана.»
 
 
История 3.
Карты, деньги...
 
Любой, читающий этот материал, задастся напрашивающимся вопросом: «Почему?» Почему Щ., которая столько лет была на хорошем счету, честно продвигалась по служебной лестнице от простого операциониста до заместителя руководителя, обучала молодых специалистов, своим поведением и отношением заслужившая полное доверие и уважение коллег, друзей и знакомых, почему она пошла на обман и воровство?
Ответ на этот вопрос частично можно прочитать из показаний самой Щ.:
«Мне ежемесячно нужны были деньги для внесения платежей по имеющимся кредитам, оформленных на мое имя и имя моего мужа. В 2011 году на моего супруга была оформлена ипотека на приобретение квартиры. Также в 2011 году я оформила на себя потребительский кредит для внесения первоначального взноса за вышеуказанную квартиру. В 2013-м я брала потребительский кредит на приобретение мебели, в 2014 году - на какие цели, не помню. В 2013 году супруг брал 2 кредита (на какие цели, я не помню)», - показывала она на следствии. Общая сумма всех вышеназванных кредитов составила 1 680 000 рублей. «Для погашения вышеуказанных кредитов денежных средств у меня с мужем не хватало... Также мне необходимо было вносить ежемесячные платежи по кредитным картам, которые я оформила без ведома клиентов», - говорила она.
По её словам, похищать деньги со счетов клиентов она начала с декабря 2014 г. Но мы помним, что ещё в 2013-м она начала жульничать с платёжными взносами П. А ещё раньше ею были оформлены кредитные карты на имена клиентов банка без их ведома. Кстати, потерпевший П. был одним из жертв в списке неведающих обладателей кредитной карты.
Итак, «Дело о кредитных картах». Одним из показателей работы сотрудников банка является количество оформленных и выданных кредитных карт. Часто люди отказываются от этой услуги, а сотрудники, соблюдая этику отношений с клиентами, её не навязывают. Щ., чтобы повысить свои плановые показатели и таким образом заслужить некоторые бонусы к заработной плате, поступила весьма предприимчиво. Она просто оформила кредитные карты на 11 клиентов Сбербанка, использовав их персональные данные, которыми она владела, будучи в то время менеджером по продажам.
 
Из показаний Щ.:
«С некоторыми клиентами я лично знакома. Оформляя кредитные карты, я «привязывала» к картам номера мобильных телефонов самих клиентов, так как при их оформлении умысла на хищение денег Сбербанка у меня не было.»
Умысла, может быть, первоначально и не было. Но первый шаг уже был сделан. И Щ. пустилась «в тяжкие». Имея на руках сущий «Клондайк», она не сочла за грех им воспользоваться. Надо же было платить по собственным кредитам!
Но ежемесячные платежи по картам она вносила несвоевременно, поэтому иногда ей звонили клиенты и спрашивали о каких-то задолженностях и кредитных картах. Но Щ. успокаивала: это ошибка! Она тут же гасила задолженность (иногда своими, но чаще чужими деньгами), и игра продолжалась.
Ноябрь 2015 г. стал для Щ. «чёрным ноябрём». Один из клиентов, со счёта которого Щ. снимала деньги, потребовал разбирательства, тем самым потянул за хвостик клубка, который оказался «клубищем» махинаций, обмана и воровства. Дело о кредитных картах также было выявлено. Все карты были тут же заблокированы, с клиентов, которые по милости Щ. оказались втянутыми в этот клубок, были сняты все задолженности по картам. На Щ. легла ответственность по возмещению банку причинённого ущерба.
 
Продолжение следует…
 
Материал опубликован в газете «УК» №30 от 22 апреля 2017 года. Продолжение – в газете «УК» №32 от 29 апреля.
 


 

Комментарии пользователей


Добавить комментарий | Последний комментарий

 
НАША ПРОДУКЦИЯ:
Контакты

Телефон: +7-921-07-07-222